Главная | Устройство рыб | Происхождение рыб | Красная Книга Украины | Законодательство | Статьи | Источники  

АКВАРИУМ:
Типы аквариумов
Методы фильтрации
Подогрев воды
Освещение и аэрация
Оформление аквариума
Вода в аквариуме
Семейства рыб
Подбор и покупка рыб
Кормление рыб
Болезни рыб
Разведение рыб





 

Морские животные вод Украины / История выяснения природы черноморских дельфинов.

 
 
 
История выяснения природы черноморских дельфинов.



 

"Реликты - виды и другие таксоны растений и животных, сохранившиеся от исчезнувших, широко распространенных в прошлом флор и фаун."

Биологический энциклопедический
словарь, 1986

История выяснения природы черноморских дельфинов - это история борьбы научных амбиций, в которой нет бесспорных победителей, как, впрочем, нет и явно потерпевших поражение, а, может быть, все воинствующие стороны незаметно для себя проиграли, как терпят крах вечно ссорящиеся родители в глазах нечаянно повзрослевших отпрысков. Соперники-соратники по палеоцетологии один за другим, в прямом смысле, уходили из жизни, хорошенько потрепав и обидев друг друга, но так и не сложили оружия своих аргументов и не поддались взаимному укрощению. Когда же на поле бумажной брани не осталось никого из противоборствующих корифеев, восторжествовала все усредняющая безликая серость "официальной" науки, которая предпочитает покой и удобство общих мест и округлых формулировок шероховатостям и острым углам нерешенных вопросов. Вот так, даже в добротных, с претензией на фундаментальность, трудах последних десятилетий проблема неясности происхождения и систематического положения китообразных Черного моря оказалась практически снятой тем, что вообще перестала упоминаться. В результате - уже многие годы отечественные зоологи не без гордости довольствуются догматом, что черноморские афалина, белобочка и обыкновенная морская свинья - это строгие эндемики в ранге подвидов, а морская свинья к тому же - реликт ледниковой эпохи. "Запад" в свою очередь тяготеет к упрощенному представлению о таксономической неделимости этих видов. Правды же не знает никто, как не знал ее сто лет назад Н.Андрусов - первый, кто всерьез заинтересовался этой проблемой.

Андрусов - один из основоположников палеоэкологии, открывший "зараженность" глубин Черного моря сероводородом и умерший в изгнании, - еще в 1890 году задался вопросом, почему морские свиньи в изобилии водятся в Черном море и Атлантическом океане, но их нет в "промежуточном" Средиземном море?1 откуда и когда взялись они в Черноморском бассейне? Не имея в то время под рукой костей ископаемых дельфинов, он ограничился предположением, что все дело - в происшедших изменениях климата и разнице температур морской воды. Согласно его гипотезе, ничуть, кстати, не утратившей актуальности, морские свиньи проникли в Черное море транзитом через Средиземное из северо-западной Атлантики сравнительно недавно, в один из периодов оледенения.2 Когда же снова потеплело, эти животные сохранились лишь там, где попрохладнее - в океане и Черном море, а в Средиземном исчезли. Два года спустя, в 1892-м, в Москве на сессии Международного зоологического конгресса этот тезис, по-прежнему ничем не доказанный, был распространен П.ван Бенеденом уже на всех дельфинов Черного моря. Таким образом, не только азовка, но и белобочка, и афалина попали в разряд вероятных средиземноморских вселенцев, причем сохранение двух последних в Средиземном море до наших дней объяснялось более широким, чем у морской свиньи, диапазоном их адаптаций (приспособлений) к теплым водам.

Вполне естественно, что Андрусов задумал проверить свое предположение палеонтологическим материалом и "рыл землю" в Крыму и на Кавказе с энергией тысячи фокстерьеров. В 1899 году на Таманском полуострове, близ Кизилташского лимана он наконец-то нашел останки прадельфина, но, к собственному удивлению, совсем не те, что искал: фрагмент задней части черепа, лопатка и несколько костей грудных плавников принадлежали юному, либо очень маленькому (длиной около метра), морскому зверю, который жил задолго до предполагаемых событий - в среднем миоцене, то есть не раньше 20 и не позже 15 миллионов лет тому назад. Тогда на месте современных Черного, Азовского, Каспийского, Аральского морей и разделяющей их сейчас суши простирался единый гигантский залив - остаток Тетиса, древнего огромного океана, названного в честь богини Фетиды, дочери Посейдона.

Кости из Тамани почти сразу попали в Австрию, к молодому и, как теперь кажется, азартному палеонтологу О.Абелю, который спустя годы, в 1920-1940-е, по иронии провидения (если сравнивать его финал с судьбой Андрусова) стал иностранным членом-корреспондентом Академии наук СССР. Но это было потом, а раньше, на переломе столетий, Абелю продолжали приходить все новые материалы из России. От С.Зернова он получил череп современной азовки, а неутомимый Андрусов и А.Иванов отправили в Вену ископаемые остатки, обнаруженные на острове Челекен, что в Каспийском море. Эта посылка казалась не менее ценной, чем таманская находка, поскольку лежавшие в ней два почти полных дельфиньих скелета3 относились к позднему плиоцену (возраст около 4-2 миллионов лет), то есть к эпохе, когда Черное море еще сообщалось с Каспийским, но не имело связи со Средиземным. То ли почта подвела, то ли еще что-то случилось, но эти скелеты оказались потерянными для науки - Абель не описал и не вернул их.4

"Прямые поставки" костей из Причерноморья, плюс добытые в других местах черепа атлантических морских свиней, плюс переоценка и описание ископаемых остатков из Бельгии и Югославии позволили Абелю в 1905 году:

  • отнести таманского дельфина к семейству морских свиней (Phocoenidae), назвать его Paleophocoena andrussowi ("древняя морская свинья Андрусова") и считать его исходным видом (общим миоценовым предком) всех вымерших фоценид и современных китообразных рода Phocoena, где бы они сейчас ни водились5;

  • утверждать, что азовка существенно отличается от атлантической обыкновенной морской свиньи (Phocoena phocoena) наличием примитивных признаков, общих с палеофоценой, и заслуживает выделения в особый вид Phocoena relicta ("реликтовая морская свинья");

  • предположить, что азовка - никакой не пришелец и не вселенец, забредший из Атлантики через Средиземное море, а истинный абориген (автохтон), сформировавшийся, Бог знает когда, из палеофоцены на месте и, как типичный (но еще доледниковый) реликт, сохранившийся только в Черноморском бассейне.

Дерзость Абеля состояла, главным образом, в том, что никогда и никому не прощают "коллеги", - в кажущейся легкости, с которой был добыт результат (все ему, вроде бы, поднесли "на блюдце"), и в недоступном многим свободном полете основной идеи автора, который не ограничился простой констатацией фактов и рутинным топтанием вокруг них с глубокомыслием страуса, но претендовал, пусть только в форме предположения, на лакомое научное озарение о всемирном расселении фоцен с территории нынешней Восточной Европы.6 "Как он посмел говорить о новых видах, имея только один череп азовки и плохо сохранившиеся остатки ископаемого животного?", - вопрошали страдавшие сальериозом7 критики, почему-то забывая, что множество животных описаны именно по одному, подчас неполному, экземпляру (вспомним К.Линнея или, например, И.Германна - крестного отца тюленя-монаха), а для любого палеонтолога даже кусочек ранее неизвестной окаменелости - это повод для "застольного видообразования" путем умозрительной реконструкции недостающих фрагментов.

Дальше разобраться в хитросплетенном развитии академического спора в состоянии помочь нам только вымышленные персонажи, причем, в отличие от господ П. и М. из шестой главы, эти герои должны обладать специальными, лучше сказать, профессиональными, знаниями. Попробуем отыскать их, перенесясь мысленно куда-нибудь в окрестности Севастополя или к подножью Карадага, а, может быть, под Анапу, короче - туда, где о дельфинах знают не по наслышке.

На абрикосово-помидорных сотках, нарезанных КПСС8 для всех жаждущих земли в достопамятную эпоху продовольственной программы, всеобщей занятости и безуспешной борьбы с пьянством, лет десять спустя, солнечным июльским днем встретились два соседа - немолодые безработные выпускники биофака: Иван Иванович, перебивающийся, как ни странно, тапером и бардом в платном МЖ-туалете ("пианист" Сердюк, далее - ПС), и не имеющий никаких шансов на ПМЖ9 в Хайфе Иван Никифорович ("сионист" Пердюк, далее - СП) - прекрасные люди, тезки и однофамильцы героев известной повести и анекдота. ПС - исключительно вежлив, а СП - несколько грубоват, чем пытается скрыть ранимость души и застенчивость. Оба, лишенные "по сокращению штатов" биологического поприща, исстрадались вдали от научных баталий. Окучивая какую-то южную "клюкву", в ее густой прохладной тени ПС зацепился за кость, которая пробудила воспоминания студенческой юности.

ПС.

(с трудом, из-за внушительного брюшка, поднимая и обдувая с разных сторон находку). Ваня, слухай сюди, це ж scбpula10! Дивись - яка: ссавця11, мабуть, дельфiна. Мабуть, морської свинi Андрусова.

СП.

(тут же перебравшись через межу, с напускным раздражением). Хренбпуля... Дай-ка... Да, лопатка... барана, мы его съели. Без тебя - ты рояль спасал, когда в подземном сортире вздумали шампиньоны растить. Но тему ты подобрал подходящую. Думаешь, Абель "купил" Андрусова, когда "свинью" назвал его именем? Он же - единственный, кто не стал спорить и сопротивляться.

ПС.

(предлагая присесть и демонстрируя равное знание украинского и русского). Ни в коем случае! Он видел, что мысль Абеля ничуть не хуже, чем его идея, и только новые раскопки скажут, кто из них ошибается. Другое дело Кирпичников, у него появились серьезные аргументы, прошло ведь лет пятьдесят12.

СП.

(поправляя на лысине носовой платок с узелками, завязанными по углам). Да-а, аргументы у него "железные". Сначала раскритиковал рисунки Абеля, мол, плохого качества, очень темные, и тут же, заметь, по этим "хреновым" рисункам заключает, что Андрусов нашел не морскую свинью, а, скорее, кости зверя из семейства Delphinidae, который был якобы ближе к нашим белобочке и афалине, чем к азовке. Говорит, что Абель пользовался сильно разрушенным материалом, "ненадежным для диагностических выводов", и - на тебе! - ничуть не смущаясь, немедленно выкладывает собственные диагностические выводы, причем вообще не понюхав материала, а только злополучные темные рисунки. Как к этому относиться?

ПС.

(угощая домашним квасом из пластиковой бутыли с надписью "Coca-Cola"). Ему важно было сказать, что достоверных остатков морских свиней в миоценовых отложениях не найдено, и все ископаемые дельфины того периода, в частности, югославская и три кишиневских находки, а также описанный самим Кирпичниковым череп из Ставрополя - это не фоцениды, а древние виды дельфинид. Ты же знаешь, что спецы в разных странах находили их сходство и с белобочками, и с короткоголовыми дельфинами, и с серыми...

СП.

(продолжая фразу приятеля, через запятую). ... и с морскими свиньями, не забудь, тоже. Ну и чем это кончилось? Ты читал предыдущую главу этой хреноватенькой книжки, в которой мы сейчас сидим и беседуем? Американцы, практичный народ, провели в конце 70-х ревизию палеонтологических материалов и сделали подарок "не вашим и не нашим" - все должны остаться довольны. Ни о каких дельфинидах и фоценидах, обитавших в миоцене, теперь речи нет, а об общих их предках с признаками тех и других - пожалуйста... Из-за этой "рокировки" истинные дельфины и морские свиньи стали "моложе" чуть ли не вдвое.

ПС.

(привязывая резинку к дужкам очков, чтоб ненароком не съехали в квас). Господи! а наши-то об этом хоть знают? В библиотеках свежий "штатский" журнал не сыщешь, не говоря уж о книгах. А сколько "крови" пролито зря, сколько нервов истрепано?!

СП.

(застилая "Аргументами и фактами" импровизированный стол - приблудившуюся бочкотару13). По Сеньке - и шапка. Времена были такие хреновые - "лысенковщина"... Но теперь, вроде бы, все стало ясно, хотя "по жизни"14 - хреновее некуда. Получается, что у всех черноморских дельфинов были общие предки, которые жили здесь же, в древних водоемах задолго до Черного моря. Значит, прав был Абель - азовка сформировалась на месте. Больше того: и белобочка, и афалина - также родом отсюда, а не пришельцы.

ПС.

(разламывая помидоры и разрывая "турецкий" батон надвое). Как бы ни так! Все осталось по-прежнему, доводы Кирпичникова не отвергнуты. Да, отдаленные предки, пусть даже общие, жили тут в миоцене. Но близкие к современной азовке дельфины известны здесь лишь с плиоцена. Только в плиоценовых отложениях нашли и типичных белобочек (запасы костей на острове Челекен - слава Яхве, Аллаху и Иисусу Христу! - не иссякли; к тому же помнишь бакинскую и одесскую находки?). А афалина? она ведь тоже плиоценовый, даже лучше сказать, позднеплиоценовый зверь! Кирпичников рассуждает абсолютно верно, когда говорит о колоссальном временнум разрыве и огромной разнице в строении между известными миоценовыми и плиоценовыми дельфинами Черноморско-Каспийской области. Переходные формы животных не найдены. Скажу больше, в осадочных породах промежуточной, так называемой меотической, эпохи вообше нет следов морских млекопитающих.

СП.

(разбивая крутое яйцо о собственную коленную чашечку). Ну, это ты брось. Что значит "нет"? Не найдены - это другое дело. Когда-нибудь хорошо пороются и найдут, глядишь, даже в твоей - как ее? - хренотической эпохе.

ПС.

(морщась от очередного резкого слова). Напрасно ты, Ваня, бранишься. Пойди - вымой рот с мылом. Считается, что в начале меотического времени морская фауна здорово изменилась, и местные мормлеки15 предыдущего миоценового - сарматского - водоема все вымерли. Потом опять появились, но уже в раннем плиоцене, а в среднем - снова исчезли, а в позднем - еще раз откуда-то взялись. Ты вспомни геологическую историю Черноморского бассейна. Сколько раз море опреснялось, а затем солонело! Сколько раз исчезала и возникала вновь его связь то с Каспийским, то с Средиземным морем! Попробуй - выживи в таких условиях! Непрерывное обитание дельфинов от миоцена до наших дней было здесь невозможным.

СП.

(невозмутимо расправляясь с копченым салом и луковицей). Это ты Гапке16 своей рассказывай. Реликты - они на то и реликты, чтоб сохраняться вопреки всяким окружающим переменам. Эвригалинные виды, которым что пересоленная, что недосоленная вода - один хрен, уцелели. А азовка, ты знаешь, пресной воды не сильно боится. Говорят, даже до Киева по Днепру иной раз доплывает. Вполне могла пережить перепады солености. Если ж все связывать только с солью, то окажется, что дельфины в Черное море окончательно перебрались не раньше десяти (а то и шести) тысяч лет назад - до этого здесь плескалось почти полностью пресное Новоэвксинское озеро. На такое предположение даже Клейненберг не решился.

ПС.

(деликатно прихватывая музыкальными пальцами колючий, пупырчатый огурец). И правильно сделал! За считанные тысячелетия новым подвидам, а тем более видам, зверей не развиться. Цалкин, к примеру, назвал азовку очень осторожно - "слабо наметившимся подвидом" - и ругал Абеля за то, что тот возвеличил ее аж до вида17.

СП.

(завершая трапезу остатками "кока-кольного" кваса). Эти споры о видах-подвидах, за редким исключением, гроша ломаного не стоят. Все, кому только не лень, крыли Абеля за азовку, а Барабаша-Никифорова18 и за нее, и за понтических белобочку и афалину, мол, какая же она, азовка, нахрен, - вид, когда она - подвид, а эти две другие - разве подвиды, если они вообще типичные формы? Правда, потом страсти остыли, и всех зверей скопом записали в подвиды... (задумывается над бренностью собственного существования), а оппонентов разнесли по могилам.

ПС.

(определяя, с какой стороны надкусить яблоко). Да, аргументов в споре всем не хватало, в основном голосом брали: кто круче загнет, тот, глядишь, и сверху окажется. Даже обычной вариационной статистикой никто не пользовался. Тысячи - да что там - десятки тысяч трупов и черепов измерили вдоль и поперек (благо, промысел продолжался), но дальше средних арифметических не пошли. Так и не успели проверить математикой существенность различий, за каждое из которых бились с самозабвением.

СП.

(позевывая и потягиваясь). А с чем было сравнивать? У них же не было случая промерить животных из других морей, а литературы никак не достаточно - каждый мерил по-своему: один линейку так приложит, другой эдак. Велика погрешность. Надо было, чтоб одни руки по одной методике одним инструментом это делали и в Черном море, и в Средиземном, и в Атлантической океане, и в Тихом... (слово "тихий" вызывает у Ивана Никифоровича неукротимую и очень звучную зевоту с угрозой вывиха нижней челюсти; он клонится к стволу "клюквы" и засыпает).

ПС.

(заигрывая травинкой с червячком внутри яблока). Ты прав, Ваня. Спишь что ли? (Обращаясь к личинке). Даже Клейненберг -понимаешь ты? - Клей-нен-берг обмерил только три черепа морской свиньи, три - белобочки и два - афалины, зверей, обитавших за пределами Черного моря. Совсем мало для количественных методов сравнения... (Со вздохом, не оставляющим никаких сомнений в гнетущей его безысходности). Эх, жизнь... Я бы...

Ч е р в я к

(принимая размеры змея-искусителя, с обаятельной, или даже чарующей, улыбкой). Не падай духом, Иван Иваныч! Вспомни Делямуре19. Он вышел из боя с честью. Как это ты поешь в отхожем месте?:
        "Главное, ребята, сердцем не стареть -
        Песню, что придумали, до конца допеть!"

ПС.

(переходя на Вы, но ничуть не опешив от глубокого чистого баритона гусеницы). Делямуре - это был Человек-Ученый-Учитель. Мы с Иваном Никифоровичем его лекции в Симферопольском пединституте слушали. Кажется, он ближе всех подошел к истине. Если Вы не брезгливы, могу пояснить.

Ч е р в я к

(одергивая фалды фрака и поправляя "бабочку" невесть откуда взявшимися плавниками). Не утруждайся, я и сам все знаю. У азовок и черноморских белобочек он нашел уникальных глистов, которых больше не было ни у кого и нигде в целом мире. Следовательно, он имел право назвать этих дельфинов реликтами в отличие от афалины, причем реликтами с давней и ярко выраженной изоляцией ареала. А глистам он дал самые дорогие для него имена - Скрябина, Клейненберга, Крыма и Черного моря20.

ПС.

(поправляя очки решительным жестом). Только, прошу Вас, не надо иронии. Все так и есть. Это - почти-что святое.

Ч е р в я к

(на глазах приобретая упругость и блеск, обтекаемость линий и приятную полноту). Какая уж тут ирония? Я - самая что ни на есть заинтересованная в этом деле персона. Да, позвольте представиться - Николай-Отенио21, Древняя-Морская- Свинья-Андрусова-Абеля. Вымершая, смею заметить, - это мой статус.

ПС.

(оборачиваясь к "клюкве" и от волнения переходя на украинский). Iване! Де ти, Iванко? Яка зустрiч! Вiн - перепрошую - свиня Андрусова! Палеофоцена. I iм'я його - пан Микола-Отенiо. (Не находит приятеля). Де ж ти зник, Iване? Чи бiс його вкрав?

Н и к о л а й -
О т е н и о

(подбирая баранью лопатку и пропуская ее в себя, как дискету в компьютер). А ты догадлив, Иваныч. Это - мой прах, за ним я и пришел. И за тобой. Давай догонять "сиониста", он - уже в пути, плывет в заоблачную Хайфу, отъехал на ПМЖ и хрен с собой прихватил. Sic transit gloria mundis22.

"А не умер ли Иван Никифорович? а не умер ли я?" - вдруг спросил себя Иван Иванович и - мы выбираем оптимистический исход - проснулся. Рядом посапывал его добрый сосед и товарищ по мытарствам неустроенной жизни. Кость домашнего животного, правда, исчезла. "Ну и... редька с ней", - подумал Иван Иванович и, как нам кажется, не ошибся.

Так закончилась история о том, как не поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, однако тема их дискуссии осталась открытой. "Таксономическое положение китообразных Азово-Черноморского бассейна до сих пор нельзя считать ясным ни для одной из форм", - отмечал С.Клейненберг 40 лет тому назад, и добавить к его словам, к сожалению, пока нечего.


1Строго говоря, это - не так, о чем уже вскользь сообщалось в третьей главе. Однако единичные встречи морских свиней у берегов Марокко и Греции (вероятные эпизодические заходы, соответственно, из Атлантики и Мраморного моря) при отсутствии этих зверей в других частях Средиземного моря являются как раз тем исключением, которое подтверждает правило.
2Периоды оледенения и межледниковые периоды чередуются на протяжении последних двух миллионов лет. Ближайшее к нашему времени, вюрмское, оледенение совпало с появлением человека разумного 40-30 тысяч лет назад. Однако, по мнению С.Клейненберга (1956), проникновение морской свиньи в Черноморский бассейн могло произойти раньше, сразу после миндельского оледенения (500-400 тысяч лет назад), когда образовалась первая связь Черного моря со Средиземным.
3Пояснять особенно нечего, так как всем со школы известно, что в настоящее время в Каспийском море дельфины не живут, сохранились только тюлени.
4Некоторые оппоненты Абеля считали, что ему было "не с руки" предавать огласке результаты исследования челекенских дельфинов, так как они (результаты), скорее всего, выпадали из канвы его теоретических построений. К сожалению, исключить такую возможность нельзя, если принять во внимание последующие находки на этом острове, о чем еще будет сказано.
5В дальнейшем высказывалось мнение, что родословная морских свиней уходит еще глубже в прошлое - в ранний олигоцен. Так, на Украине были найдены окаменевшие остатки мелкого зубатого кита, названного Microphocoena, который обитал в Тетисе примерно 35 миллионов лет назад.
6Сравнив древнюю морскую свинью Андрусова с ее возможными родичами из миоценовых осадочных пород Югославии и Бельгии, Абель высказал мнение, что расселение дельфинов этого семейства шло через пролив, проходивший в те времена по северному краю Карпат и Альп вплоть до акватории, занимаемой сейчас Атлантическим океаном, а оттуда - по всем морям умеренных широт северного полушария.
7Заразная болезнь, которую чаще, но не совсем точно, называют завистью; поражает исключительно работников творческих профессий.
8Коммунистическая партия Советского Союза.
9Постоянное место жительства.
10Лопатка (лат.).
11Млекопитающего (укр.).
12Имеется в виду серия научных публикаций известного палеонтолога А.Кирпичникова, в том числе, статья "О происхождении черноморского дельфина Phocaena phocaena relicta Abel" (Зоол. журн.- 1952.- 31, Вып.5).
13Реминисценция из В.Аксенова - "камертон" к развитию дальнейших событий.
14Вульгаризм, популярный в середине 1990-х в русскоязычном Причерноморье (= в повседневной жизни).
15Морские млекопитающие (проф. жаргон).
16Гапка - имя дворовой девки и неформальной спутницы жизни другого (не нашего) Ивана Ивановича, а именно - Перерепенка, героя повести Н.Гоголя.
17Сильнее В.Цалкина на эту тему, пожалуй, никто не высказывался (Зоол. журн. - 1938. - 17, Вып.4).
18Книга Н.Барабаша-Никифорова "Фауна китообразных Черного моря, ее состав и происхождение " (Воронеж: ВГУ, 1940) подверглась резчайшей критике со стороны большинства цетологов того времени. Особенного гонения удостоилось стремление автора реабилитировать азовку как реликтовый вид и выделить черноморскую афалину в подвид.
19С.Делямуре - основоположник отечественной школы и всемирно признанный классик гельминтологии морских млекопитающих. Будучи учеником К.Скрябина, успешно применил теорию совместного исторического развития (параллельной филогении) внутренних паразитов и их хозяев, согласно которой по особенностям видового состава гельминтов можно судить о путях географического расселения, родственных связях и степени изоляции разных групп животных, например, дельфинов Черного и Средиземного морей.
20Имеются в виду круглые черви (нематоды), паразитирующие в легких: Skrjabinalius cryptocephalus и Halocercus kleinenbergi (у белобочки), Halocercus taurica и Halocercus ponticus (у азовки) - во времена Делямуре известные только для черноморских дельфинов. Значительно позже, в 1975 году, У.Арнольд и Д.Гаскин сообщили о находке Halocercus taurica у атлантических и тихоокеанских морских свиней, а в 1984 году Дж.Боуи - о Skrjabinalius cryptocephalus у атлантической афалины.
21Имена Андрусова и Абеля.
22Так проходит слава мирская (лат.).


Публикуется с исправлениями по изданию:
Биркун А. А. мл., Кривохижин С. В.
Звери Чёрного Моря.- Симферополь: Таврия, 1996 - 96 с.
ISBN 5-7780-0773-6

©А. А. Биркун мл., С. В. Кривохижин, 1996
©А. А. Биркун мл., С. В. Кривохижин, 2004